Приветствую Вас Гость!

Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Наш опрос

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Информация для НКО и о НКО. Все, что требуется НКО для успешной работы. Locations of visitors to this page

Поиск

Нравится

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Заключение под стражу лиц, страдающих психическими заболеваниями или осужденных к лишению свободы
В УПК РФ присутствуют нормы, не имеющие единообразного толкования. Как следствие, принимаемые на их основе при рассмотрении конкретных уголовных дел решения являются порой диаметрально противоположными. К таковым относятся, например, положения, согласно которым избирается мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении лица, страдающего психическим заболеванием, или лица, уже осужденного к лишению свободы.
На взгляд автора, вопрос, касающийся лишения свободы до вынесения судом решения о виновности лица в совершении преступления (общественно опасного деяния), является одним из наиболее актуальных и одновременно спорных. Законодательно он не решен, нет ответов на него и в практике Верховного Суда РФ.
Учитывая, что порядок уголовного судопроизводства на территории России устанавливается УПК РФ, основанным на Конституции РФ, в правоприменении не должно быть «региональной» практики применения норм Кодекса.
Так, положения ст. 435 УПК РФ регламентируют помещение в психиатрический стационар субъекта, которому в качестве меры пресечения избрано содержание под стражей, если в ходе предварительного расследования установлено наличие у данного лица психического заболевания.
Кроме трудностей, с которыми сталкивается правоприменитель, при толковании данного положения закона ситуацию усугубляет нежелание руководства учреждений, в которых лица содержатся под стражей, исполнять решение суда о переводе субъекта, страдающего психическим заболеванием, в психиатрический стационар на досудебной стадии рассмотрения дела. Может ли лицо, имеющее психическое заболевание, находиться в следственном изоляторе или должно содержаться в психиатрическом стационаре, не будучи заключенным под стражу?
В соответствии с ч. 1 ст. 435 УПК РФ при установлении факта психического заболевания лица, к которому в качестве меры пресечения применено содержание под стражей, суд по ходатайству прокурора в порядке, установленном ст. 108 УПК РФ, принимает решение о переводе данного лица в психиатрический стационар. Помещение лица, не находящегося под стражей, в психиатрический стационар производится судом на основании ст. 203 УПК РФ (ч. 2 ст. 435 Кодекса).
Если абстрагироваться от других норм УПК РФ, регламентирующих избрание меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемых и обвиняемых, и сосредоточиться на анализе только положений ч. 1 и 2 ст. 435 УПК РФ, можно прийти к однозначному выводу: для перевода в психиатрический стационар нет необходимости принимать решение о содержании лица под стражей или избирать в отношении него иную меру пресечения.
Само принудительное помещение лица в психиатрический стационар, время нахождения в котором засчитывается в срок содержания под стражей (п. 3 ч. 10 ст. 109 УПК РФ), существенно ограничивает права личности и не требует дополнительного избрания меры пресечения.
Спорным в данном случае является вопрос не о порядке рассмотрения ходатайства прокурора о помещении лица в психиатрический стационар, а о том, какое решение должен вынести судья по такому ходатайству. Что законодатель имел в виду, указывая на необходимость перевода лица, содержащегося под стражей, в психиатрический стационар: изменение места содержания лица (не изолятор, а психиатрический стационар) либо невозможность сохранения меры пресечения в виде содержания под стражей, учитывая, что субъект не подлежит уголовной ответственности?
Неясно и то, на какой период лицо может быть помещено в психиатрический стационар и нужно ли ходатайствовать о продлении срока содержания данного лица в психиатрическом стационаре, как это делается в отношении субъектов, находящихся под стражей? Если перевод лица в психиатрический стационар должен сопровождаться продлением срока содержания под стражей, при каких условиях в отношении субъекта, страдающего психическим заболеванием, возможно применение меры пресечения?
Согласно ч. 2 ст. 443 УПК РФ при прекращении уголовного дела суд должен решить вопрос об отмене меры пресечения. Законодатель не исключает возможности применения меры пресечения в отношении помещенных в психиатрический стационар до решения суда по существу дела, несмотря на то что такое лицо по состоянию здоровья не может осознавать свои действия и руководить ими. Данная норма не согласуется с положениями ст. 435 Кодекса.
В настоящее время на практике в отношении лиц, страдающих психическими заболеваниями, допускается применение меры пресечения в виде заключения под стражу, отменяемой лишь при разрешении дела по существу, после которого такие субъекты переводятся в психиатрический стационар с соответствующим режимом. Иными словами, больные обычно содержатся в изоляторах вместе с другими подозреваемыми и обвиняемыми в совершении преступлений, состояние психического здоровья которых не вызывает опасений.
Случаев отклонения судьей ходатайств следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемого, в отношении которого имелись достаточные основания полагать, что данное лицо страдает психическим заболеванием, крайне мало.
? 24.08.2006 судьей было отказано в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении К., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 158 УК РФ1.
В постановлении о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении К. следователь указал, что подозреваемый может скрыться от следствия и суда, стремясь избежать уголовной ответственности, продолжить заниматься преступной деятельностью. Ранее, 25.03.2003, К., совершивший общественно опасные деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 161, ч. 2 ст. 162 УК РФ, был признан невменяемым, к нему применялись принудительные меры медицинского характера — помещение в психиатрический стационар специализированного типа.
По мнению следователя, заявившего ходатайство, и прокурора, участвующего в его рассмотрении, данные обстоятельства свидетельствуют, что К. должных выводов для себя не сделал, нуждается в изоляции от общества до принятия судебного решения по существу дела.
Отказывая в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, суд отметил, что в данном случае следует вести речь не о заключении «потенциально невменяемого лица» под стражу, а о его помещении в психиатрический стационар.
В кассационном представлении прокурора, принесенном на постановление суда, в частности, указывалось, что уголовное дело в отношении К. находится на первоначальном этапе расследования, поскольку возбуждено 23.08.2006.
Экспертным путем невменяемость обвиняемого на момент совершения преступления и рассмотрения ходатайства не подтверждена, поскольку соответствующие исследования не проводились. Ссылка на постановление от 25.03.2003 является необоснованной. Суд, по мнению прокурора, не учел, что помещение в психиатрический стационар допускается в отношении содержащегося под стражей лица, у которого выявлено психическое заболевание, требующее применения мер медицинского характера. Таким образом, препятствий к заключению данного субъекта под стражу по делу не имеется. Кроме того, суд не дал оценки тому обстоятельству, что К. подозревается в совершении тяжкого преступления, проживает не по месту регистрации, а в домике, расположенном на территории садового товарищества.
Вышестоящий суд, удовлетворяя представление прокурора и отменяя постановление суда первой инстанции, посчитал, что сведения, содержащиеся в справке о судимости К., на которые сослался судья, свидетельствуют лишь о том, что ранее, 25.03.2003, он был освобожден от уголовной ответственности за совершение деяния, предусмотренного п. «б», «д» ч. 2 ст. 111 УК РФ, с применением к нему принудительных мер медицинского характера в виде лечения в психиатрическом стационаре. Какие-либо иные документы, свидетельствующие о невменяемости К. по отношению к инкриминируемому ему в настоящее время деянию, в материалах, представленных в суд вместе с ходатайством следователя, отсутствуют и, соответственно, в судебном заседании не исследовались.
В то же время в нарушение требований ст. 97, 99 УПК РФ какой-либо оценки изложенным в ходатайстве следователя доводам о необходимости избрания в отношении К. меры пресечения именно в виде заключения под стражу, в том числе в связи с тем, что он может скрыться от органов расследования и совершить новое преступление, поскольку не имеет постоянного места жительства и работы и ранее уже привлекался к уголовной ответственности, оспариваемое постановление не имеет.
Данный пример свидетельствует о различиях во взглядах правоприменителей по приведенной проблеме и о неоднозначном понимании смысла и буквы закона. Потребность в едином подходе к решению данного вопроса налицо. Необходимо получить либо разъяснения Верховного Суда РФ, либо внести соответствующее изименение в закон.

Другой спорный вопрос касается возможности заключения под стражу лиц, осужденных к реальному лишению свободы, отбывающих наказание, а также лиц, в отношении которых уже избрана мера пресечения в виде заключения под стражу по другому делу.
? 26.04.2006 судом отклонено ходатайство следователя об изменении меры пресечения — подписки о невыезде на заключение под стражу в отношении Н., ранее осужденного по ч. 2 ст. 162, ч. 2 ст. 162, п. «г» ч. 2 ст. 161, ч. 2 ст. 162 УК РФ к 11 годам лишения свободы, отбывающего наказание в местах лишения свободы в колонии строго режима. Данный субъект был этапирован из мест лишения свободы для производства следственных действий и содержался в следственном изоляторе, где 24.04.2006 ему было предъявлено обвинение в совершении другого преступления2.
В отношении Н. в период его содержания в изоляторе была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде. В качестве основания изменения меры пресечения следователь указал на тяжесть преступления, инкриминируемого обвиняемому, а в ходе рассмотрения ходатайства судом уточнил, что, хотя Н. не может скрыться от следствия и суда, помешать установлению истины по делу, так как содержится под стражей, изменить меру пресечения необходимо в целях исполнения приговора суда, который наверняка будет обвинительным.
Прокурор, участвующий в деле, в суде перечислил все основания для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Н., указанные в ст. 110 УПК РФ. По его словам, факт нахождения Н. в местах лишения свободы не препятствует изменению ему меры пресечения по делу, так как нет гарантии, что Н. не будет освобожден от наказания, назначенного приговором суда, по которому он в настоящее время отбывает наказание, по амнистии или по другим основаниям.
Суд, отказывая в удовлетворении ходатайства, указал, что следователем и прокурором фактически не представлено каких-либо доказательств, свидетельствующих о наличии указанных в ст. 110 УПК РФ оснований для изменения меры пресечения в отношении Н., осужденного в 2004 г. к 11 годам лишения свободы и отбывающего наказание в колонии строгого режима. Более того, из представленных материалов и с учетом фактического положения Н. решение об избрании ему меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении было ошибочным. Н. уже лишен свободы и не в состоянии покинуть постоянное или временное место жительства, в назначенный срок являться по вызовам следователя, иным путем препятствовать производству по уголовному делу.
Согласно положениям главы 13 УПК РФ, регламентирующей порядок, основания и процедуру избрания меры пресечения в отношении подозреваемого и обвиняемого, основания для избрания меры пресечения должны реально существовать на момент рассмотрения соответствующего ходатайства следователя. В этой связи гипотетическая возможность изменения ситуации не может служить аргументом для заключения лица под стражу.
Порядок привлечения к участию в следственных действиях или судебном разбирательстве лиц, осужденных к лишению свободы, регламентирован ст. 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, которой должны руководствоваться следователь, прокурор и суд.
Вышестоящий суд согласился с приведенными доводами, оставил постановление судьи без изменения, а кассационное представление прокурора — без удовлетворения.
Вместе с тем вопрос о возможности заключения под стражу отбывающих наказание в местах лишения свободы не разрешен. Заявлять, что лицу, находящемуся в местах изоляции, неважно, будет ли в отношении него избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, которая нужна лишь для удобства следователя, а также для того, чтобы осужденное лицо не этапировали в места лишения свободы, недопустимо. Мнение, что таких лиц необходимо заключать под стражу для обеспечения «законности» их содержания в следственном изоляторе, как раз не основано на нормах УПК РФ, которыми должны руководствоваться правоприменители.
Примером неверного понимания принципа законности может служить датированное 2006 г. письмо председателя суда региона одного из субъектов РФ, направленное в адрес председателей районных (городских) судов области. В нем указывалось, что статьи 77.1 и 77.2 УИК РФ предусматривают исчерпывающий перечень оснований, по которым осужденный к лишению свободы по вступлению приговора в законную силу может быть переведен в следственный изолятор из исправительной колонии, воспитательной колонии или тюрьмы либо оставлен в следственном изоляторе, если он еще не направлялся в исправительное учреждение для отбывания наказания. Такой перевод в следственный изолятор или оставление в нем допускается лишь по постановлению судьи либо по определению суда в случаях необходимости участия осужденного в судебном разбирательстве по делам о преступлениях, совершенных другими лицами, в качестве потерпевшего или свидетеля, а также в случае привлечения осужденного к уголовной ответственности по другому делу при избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу.
С учетом того, что в данном письме ссылки на нормы УПК РФ отсутствуют, не будем задаваться вопросом об основаниях для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лица, находящегося в местах заключения.
На взгляд автора, в письме допущена ошибка в толковании двух норм закона — ст. 77.1 и 77.2 УИК РФ.
Согласно ст. 77.1 Кодекса в редакции Федерального закона от 08.12.2003 № 161-ФЗ при необходимости участия в следственных действиях в качестве свидетеля, потерпевшего, подозреваемого (обвиняемого) осужденные к лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии, воспитательной колонии или тюрьме могут быть оставлены в следственном изоляторе либо переведены в следственный изолятор из указанных исправительных учреждений на основании мотивированного постановления прокурора, следователя или органа дознания, санкционированного прокурором субъекта РФ или его заместителями либо приравненным к нему прокурором или его заместителями, на срок, не превышающий двух месяцев, а санкционированного Генеральным прокурором РФ и его заместителями — на срок до трех месяцев.
При необходимости участия в судебном разбирательстве в качестве свидетеля, потерпевшего, обвиняемого осужденные могут быть по определению суда или постановлению судьи оставлены в следственном изоляторе либо переведены в следственный изолятор из исправительной колонии, воспитательной колонии или тюрьмы.
Как видим, норма закона, непосредственно регулирующая порядок привлечения к участию в следственных действиях или судебном разбирательстве осужденных к лишению свободы в качестве обвиняемых, не содержит указания на то, что такой субъект уголовного судопроизводства может «законно» содержаться в следственном изоляторе при условии, что в отношении него избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, как указывается в упомянутом письме. Тогда как ст. 77.2 УИК РФ вообще не предусматривает какого-либо перечня оснований.
В соответствии с данной нормой в случае, если осужденный к лишению свободы привлекается к уголовной ответственности по другому делу и в отношении него избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, сроки его содержания в следственном изоляторе определяются в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством РФ.
Как видим, в ст. 77.2 Кодекса речь идет о сроках содержания таких лиц в следственном изоляторе, если в отношении них избрана мера пресечения в виде заключения под стражу по другому делу. Таким образом, в отношении осужденного к лишению свободы, привлеченного к уголовной ответственности по другому делу, в определенных случаях может быть избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Сказанное не означает, что мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении осужденного, привлеченного к уголовной ответственности по другому делу, есть обязательное условие законности его содержания в следственном изоляторе.
К тому же, как указано выше, трудно понять, в каких случаях и по каким основаниям, предусмотренным УПК РФ, в отношении осужденных к лишению свободы, привлеченных к уголовной ответственности по другому делу, может быть избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Для чего повторно (а если лицо привлекается по нескольким делам в разных районах — многократно) избирать меру пресечения в виде заключения под стражу лиц, и без того находящихся в изоляции?


Источник: http://www.ecrime.ru/arhiv/23_noya_2006/topic234_zakluchenie_pod_straju_lic_stradauscih_psihicheskimi_zabolevaniyami_ili
Категория: Мои статьи | Добавил: advokat (11.04.2011)
Просмотров: 1974 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
РОО \"Возрождение жизни\" - Новосибирская доска объявлений
Топ100- Организация Купим рекламу на вашем сайте. www.megastock.ru Питерский каталог сайтов Каталог Ресурсов Интернет Рейтинг SIMPLETOP.NET Яндекс.Метрика
Каталог строительных фирм StroyFirm.Ru. Проекты коттеджей, скачать ГОСТ и СНиП, статьи о материалах и технологиях, строительные выставки, строительная литература, строительный форум, строительная биржа труда Белый каталог ссылок
Oranges World
Рейтинг Досок Объявлений Код: GISMETEO: Погода по г.Новосибирск Тюрьма | Все о жизни в тюрьме Анти-Бан Яндекса для сайта rebirth.my1.ru Рейтинг TOP100